Открытое письмо главному редактору журнала "Альпинизм сегодня" рассказ В.Стеценко

Уважаемый господин редактор!

Много лет назад мне, тогда молодому рабочему-фрезеровщику завода имени Лихачева (ЗИЛа), в руки попал Ваш журнал, на который я вместе с товарищами чистил воблу после тяжелого трудового дня. Заинтересовавшись пейзажами мужественных людей и снегов на фоне портретов отвесных скал и симпатичных девушек, я поменял журнал на "Экономическую газету", которую пришлось купить специально для продолжения этого увлекательного процесса рабочими руками моих не менее рабочих товарищей.

Воодушевленный рассказами и фотографиями, наполняющими журнал от первой корки до последней, включая внутреннее содержание, я записался в секцию альпинизма, оставив почти недопитое пиво друзьям, удивленным до невозможности передать это по цензурным соображениям, для чего мне пришлось поступить в университет и закончить его, защитив диплом по теме: "Процессы, происходящие в межмолекулярном пространстве сверхпроводников во время термоядерной реакции при взрыве сверхновой в условиях сверхтекучести при комнатной температуре и слабом ветре", после которого я окончательно убедился, что фрезерование внутренних полостей намного интереснее.

Возможно вам это будет интересно; 

Стоя на своей первой вершине и любуясь красотой, открывающейся вокруг через марлевые компрессы на обожженных глазах, я понял, что нашел себе занятие на всю жизнь, тем более, что наш инструктор-перворазрядник сказал, что в альпинизме мастером спорта не станет только ленивый идиот, увиливающий от отпуска, к чему я и стал трудолюбиво стремиться. Я последовательно выполнил третий, второй, первый разряд и стал почти кандидатом в мастера спорта, но не смог сдать необходимый для этого кандидатский минимум по иностранному языку, оказавшийся шуткой старших товарищей, объяснивших мне, что это смешно только через год, когда я уже свободно говорил по-английски и по-немецки, и о чем забыл только недавно.

В первый же мой выезд в горы я познакомился с красивой девушкой, которая сказала, что любит меня таким, как есть, несмотря на два неудачных брака и трех детей от каждого мужа, и пока я, сняв каску, чесал затылок, раздумывая над ответом, неудачный камень стукнул меня по голове, от чего я приобрел временную неспособность к размножению, которая прошла только через год и то, частично, из-за чего девушка потеряла ко мне всякий интерес гораздо раньше. Зато, благодаря этой травме я был естественным образом избавлен от необходимости унизительно симулировать ночное недержание, чтобы откосить от армии, как это делали все мои товарищи, куда был, тем не менее, призван после второго курса и где благополучно дослужил почти до присяги, но был комиссован из-за хромоты, полученной мной на леднике, после падения в трещину, незамеченной медицинской комиссией ранее.

Постигая смысл горовосхождений, описанный в Вашем замечательном журнале, уважаемый господин редактор, я наращивал свой спортивный и морально-интеллектуальный потенциал, и даже начал петь по совету врача-логопеда, чтобы скрыть заикание, полученное при срыве на десятиметровую глубину без веревки, и на тридцатиметровую глубину с веревкой, перебитой в трех местах, что оказалось ровно в девять раз страшнее. Громкость, а главное - отчетливость моего пения привлекали на огонек множество девушек, в результате чего я последовательно встретился с мужем одной из них и врачом-венерологом, вынеся из этих встреч неприятности интимного плана и сломанный нос, так как он оказался одним и тем же лицом.

Достигнув определенного спортивного уровня, я стал ездить на различные альпинистские мероприятия, которые проходили не только летом, но и в остальное время года, создавая проблемы моей успеваемости в университете, из-за которой я был неоднократно отчисляем с третьего и пятого курсов и из-за чего процесс получения высшего образования был завершен только вместе с получением почетного звания инструктора. Тему моего диплома выбрал ректор университета, оказавшийся отцом моей воспитанницы, свободно летящей по крутому снежно-ледовому склону, и врезавшейся в меня кошками в перед, за что я ему безмерно благодарен, несмотря на проблемы, полученные от ее высоко задранных ног. Этот случай произошел до того, как пластические хирурги восстановили мне ушные раковины, которых я лишился, пытаясь расслышать температуру на моем первом высотном зимнем восхождении, поэтому я и пропустил мимо них крики дочери ректора о грозящей опасности и не смог отскочить в сторону.

Возможно вам это будет интересно;  

Вообще, нужно сказать, что мне в горах везло на встречи с интересными людьми, о чем Вы, уважаемый господин редактор, неоднократно предостерегали в своем журнале. Так, в клинике челюстно-лицевой хирургии, куда я попал, пытаясь голыми руками с помощью ледоруба извлечь изо рта банку тушенки, чтобы опровергнуть известные кадры из фильма "Вертикаль", где альпинист замерзает от голода рядом с такой же банкой, доказывая безграничность человеческих возможностей, я познакомился с очень чуткими врачами, многократно слушавшими эту историю с неизменным интересом. Особенно им нравилось то обстоятельство, что перед роковой попыткой я достал изо рта вставные челюсти, полученные мною много ранее после того, как услышав крик "Камень!", я спросил: "Где?" максимально отчетливо в сторону кричащего, как это положено в учебниках.
Много лет путешествуя намного выше уровня моря, я не мог не приобщиться к горным лыжам, впервые надев их на одной из вершин, съехав с которой, установил рекорд скорости, о чем мне сообщили представители национальной книги рекордов Гиннеса, посетив меня в больничной палате клиники им. Склифосовского. Второй раз с этой книгой я встретился, когда попытался попасть в нее, как единственный человек, взошедший на Эверест в противогазе, перепутанном с кислородной маской, в чем мне было отказано под надуманным предлогом отсутствия соответствующей рубрики. После неудачи с горными лыжами я попробовал сноуборд и должен признать, что клиники лучше Склифа у нас пока нет. Зато, благодаря другому горному развлечению - прыжкам при помощи парашюта с вертикальных стен - я оказался первым альпинистом, заехавшим на восьмитысячник в инвалидной коляске.
Моя личная жизнь, посвященная горам, также была очень богата и разнообразна, несмотря на некоторое ее полное отсутствие. После первого опыта, описанного выше, и второго, описанного там же, но ниже, я продолжал аналогичные эксперименты с аналогичным результатом и понял, что причину этого нужно искать в изучении женской психологии, которой посвятил много времени, начиная от чтения заумной газеты "Спид-Инфо", и заканчивая более простыми изданиями, позволившими понять женщин с их повышенным вниманием изнутри и предварительными ласками снаружи не хуже "Камасутры", но тоже непонятно как. Поскольку предварительные ласки снаружи оказались невозможными из-за физиологических особенностей кожи моих рук, привыкших гладить скалы и полировать льды, не считая чищеной в юности воблы, и связанной с этим непрочностью женского белья, я пытался овладеть ими через слух, услаждая его подробным рассказом о становлении меня, как сильного и мужественного человека, начиная с самого первого восхождения и заканчивая вторым, реже - третьим, между которыми женщины исчезали, не объясняя, зачем приходили, если так сильно нет времени. По совету друзей, я окунался в более привычную для них обстановку - в санатории и пансионаты, но местные дамы санаторного, пансионного и даже полупансионного без удобств возраста не проявляли ко мне никакого интереса, не считая одной весьма привлекательной особы, которая оказалась совсем не той, за кого себя выдавала, после выяснения чего наши отношения с ним были разорваны навсегда.

Возможно вам это будет интересно;  

Друзья моей юности почти все уехали из бескрайних просторов нашей Родины и теперь живут в неизвестных странах, начинающихся на 902, 903, 910 и другие номера дальнего зарубежья, отсутствующие в телефонных кодах международной связи даже после длительных поисков, поэтому мне приходится общаться с людьми, такими же сильными и мужественными, как и я, но имеющими некоторые странности, произошедшие из-за слишком долгого нахождения без кислорода на большой высоте, хотя я в это и не верю. То, что мозговые клетки человека отмирают от этого безвозвратно и не восстанавливаются не хуже алкоголя, можно легко опровергнуть, посмотрев на меня. Кстати, я не пью, что считаю недостойным мыслящего человека. А то, что мои нынешние друзья давно перестали читать, а слово писать употребляют исключительно с ударением на первом слоге, заменяя его грубым антонимом, можно считать простительным с гуманистических позиций их героического прошлого, так же, как и полное отсутствие чувства юмора, проверяемого мной много лет одним и тем же анекдотом, но так ими и не понятым, судя по равнодушной реакции.
Уважаемый господин редактор, все это я написал потому что сейчас все больше молодых людей, а также девушек, интересуются таким замечательным видом спорта, как горы и связанные с ними занятия, которым я и хочу сказать, что они не ошиблись в своем выборе и через много лет напряженного и интересного труда могут стать похожими на меня и на моих друзей, несмотря на трудности, благодаря Вашему журналу.
P.S. На обложке номера журнала, перевернувшего мою судьбу, с которым я не расстаюсь никогда, прямо под названием была помещена фраза "Вот это жизнь", немного стершаяся от времени. У нас с друзьями возник спор, что стоит после этой фразы: восклицательный знак, как думаю я, или вопросительный, как утверждают они?

Copyright © 2008 www.sk-greta.ru Контактный e-mail: